воскресенье, 25 января 2015 г.

Встреча

Смотрел вчера документальный фильм про дороги войны (Великой Отечественной).
Там было несколько эпизодов, но мне более всего запомнился один.

Во время боевого вылета штурмовика, в его экипаже был ранен стрелок. В принципе, случай типичный, т.к. стрелок в Ил-2 был защищен намного хуже (на одного сбитого летчика приходилось 6 убитых стрелков).

Командир экипажа принял решение возвращаться как можно скорее, дабы повысить шансы товарища на выживание: тот, судя по переговорам внутри самолета, истекал кровью и оказать себе помощь не мог.

Однако возвращение на аэродром вылета (т.е. к месту базирования) не спасло бы ситуацию, т.к. необходимой медпомощи там не было, и стрелка пришлось бы транспортировать в госпиталь. Это было бы фатально.

Недолго думая, летчик взял курс на аэродром, где базировалась другая часть, но госпиталь неподалеку был.

Поскольку шасси полностью не выпускалось (что говорит о значительном характере повреждений, т.к. кинематика стоек была проста и в крайнем случае они выходили под действием веса), командир запросил разрешение на посадку "на брюхо".

Это был риск не столько технический, сколько юридический: одно дело подломиться на своем аэродроме и другое - забредя невесть куда, хоть и ко своим. Конечно, война смягчала эти условности - но придраться возможности были бы.
Однако пилот рассуждал другими категориями.

Приземление прошло без проишествий. Раненый стрелок тут же поступил в стационарный госпиталь, а не, допустим, медсанбат. Риск полностью оправдался.

Самолет отремонтировали и летчик продолжил боевые вылеты. А стрелка отправили в тыл на лечение.
... 
Они увиделись через 60 лет.
Встреча была организована в музее авиации.
Крепко обнялись и поцеловали Ил-2. А потом, разложив на толстом его крыле нехитрую снедь, стукнули наркомовские сто грамм.