пятница, 4 января 2013 г.

Курсы первой помощи

Под занавес ушедшего года, изволил пройти двухдневный курс первой  медицинской помощи, если быть точным — «Основ поддержки жизни». Так называется этот курс на сайте, который я нашел и в поиске, и по рекомендациям.
Название, надо сказать, несколько вводит в ступор. По идее, поддержка жизни — это палата с коматозным больным и кучей всяких жизнеобеспечивающих аппаратов, а также безутешными родственниками в коридоре, пятый год делящими его наследство. Умный врач периодически смотрит на прибор, и постучав пальцем по монитору, со скорбным профессионализмом возвещает: «Трудно сказать что-то определенное. Ему нужен покой». Продолжение в следующей серии.

При чем тут, спрашивается, первая помощь?
На самом деле, задача первой помощи — обеспечить жизнедеятельность органов (в первую очередь мозга) до приезда квалифицированного медперсонала. Попросту — не дать человеку умереть или снизить риск остаться тому инвалидом до прибытия кареты скорой помощи. Отсюда и название.
Длительность курса составляла 12 часов, из которых примерно половина была практической. То есть — мы не только прослушивали лекционный материал, но и разбивались на «боевые» двойки, иногда четверки (ибо время троек прошло) и успешно имитировали всяческие жизнеподдерживающие манипуляции.
А именно: освобождали дыхательные пути от зловредно запавшего языка, душевно проводили сердечно-легочную реанимацию, бинтовали несложные вавки, накладывали шину и так далее.
Тренировались на манекенах, полуманекенах, инструкторах и напарниках. Манекены, заметим, благосклонно принимали процедуры по поддержке жизни: так, при вентиляции «рот в рот», грудь манекена, точнее говоря, манекенщицы — волнительно вздымалась, тем самым индицируя правильность вдува.
Ибо правильно вдохнуть жизнь в человека тоже надо уметь. Мне, например, сделали замечание: пытаюсь надуть-де, пострадавшего, как шар. Понежней с пациентом, товарищ. Что ж, переусердствовал, бывает.
Большую часть занятия вел инструктор Олег, имеющий не просто обширный опыт работы в скорой помощи, но и являющийся сам по себе человеком динамичным и жизнерадостным.

А это, дорогие товарищи, архиважно в столь непростом деле! Во-первых, потому что любому больному, находящемуся в сознании (можно и без) необходимо теплое слово и меткая подколка, то есть — психологическая поддержка. Примеры такой поддержки были наглядно продемонстрированы.
Во-вторых — именно благодаря живости педагога восприятие материала идет легко и непринужденно. Среди трех выступавших, именно Олег был лидером по краткости заноса методической инфы в мозг слушателям.
Более того: не было такого вопроса, на который он не дал бы ответ не только исчерпывающий, но и слегка резонансный, и даже, не побоюсь этого слова — будоражащий.
Ибо по ходу дела были развеяны некоторые мифы касательно оказания первой помощи. Попытаюсь извлечь их из памяти и отчасти из конспекта:
  • закапывать в землю пострадавшего от электротока (молнии) — не нужно! И хотя я это знал со времен радиокружка, посмеялись все;
  • даже при мокром утоплении (вода в легких) — перегибать утонувшего через колено смысла нет! Ибо вода в этом случае идет в основном из желудка, а то, что попало в легкие, просто так уже не вытечет. Главное — освободить дых. пути и проводить сердечно-легочную реанимацию (СЛР);
  • даже если долбить дефибриллятором каждые пять минут без сердечно-легочной реанимации — мозг все равно помрет. Вон, везли как-то одного депутата из районного центра в столицу и всю дорогу его дефибриллировали, наглухо забыв про СЛР. И что в итоге? Привезли овощ. Как это скажется на исполнении им депутатских обязанностей? Вопрос, полагаю, риторический;
  • разводить руки пострадавшего в стороны также не имеет смысла — СЛР эффективней;
  • вытаскивать язык и прикалывать его булавкой к нижней губе, как это делали в Афганистане, не нужно — там это было продиктовано большим кол-вом раненых, лежащих на спине. В оказании же ПП лучше повернуть больного на бок, т.е. в безопасное положение. Лучше всего использовать дыхательные трубки, но их размер нужно выбирать;
  • жгут нельзя держать даже час, а не то что два с половиной, как кое-где советуют! Омертвления тканей еще не будет, но повреждение двигательного нерва начнется точно и как следствие - привет инвалидности;
  • в большинстве случаев жгут нужен для остановки кровотечения во время наложения повязки, а не сам по себе. То есть - как временная мера.
  • Cellox – не панацея! Ибо потом должен удаляться хирургическим путем. И есть вероятность, что районный, например, хирург не захочет взять на себя этот риск;
  • в советское время отсутствие сломанных ребер у больного, подвергшегося СЛР, считалось признаком её недобросовестного выполнения. И, бывало, ребра ломал уже патологаанатом по просьбе «скоряка»;
  • скорая и неотложка — не одно и тоже!
И еще много всего веселого.
В-общем — покровы срывались нещадно. По не имевшим отношения к медицине причинам, я недосыпал оба дня, но на занятиях сонливость одолевала крайне редко. А в перерыве можно было угощаться кофе-чаем-печеньем — что для поддержания умственного тонуса, есть фактор весьма немаловажный. И все равно, господа, берите на такие мероприятия тормозок, как в лучших дворянских традициях.
Крайне, крайне интересно было на занятиях. Одно плохо — я бы еще что-нибудь отработал. Ибо на таких курсах лучше сдохнуть, а вынести по максимуму. Чтоб моск отпал, а руки делали, как на танцах; ну, или ноги.
Публика на тренинге была в основном ведомственно-охранная; из «вольных», походу, я один был такой энтузиаст. Когда инструктор мимоходом бросил «здесь, я так понимаю, служили все», веерно обведя публику призывным взором, внутренне похолодел.
Зато на курсах довелось увидеть ряд интересных людей, о которых слышал по МПКСным делам — вот это ценно. Успел маненько и пообщаться.
Между прочим, на бездуховном Западе людям, записавшимся на подобные курсы, заранее выдают учебные материалы, дабы на самом тренинге уделить больше внимания именно практической части. У нас же это, как пояснил инструктор, не особо работает: всё разжуй да вложи в клюв. Оно и понятно: ведь заранее учат ботаны и очкарики. А сильные и свободные личности не готовятся принципиально,  чтобы совершать подвиги. 
Ваш покорный слуга, верный принципу максимального сбора разведданных, кой-какую литературку, конечно, заранее проработал. Не говоря уже о том, что получение разрешения на оружие подразумевает наличие и некоторых теоретических знаний на этот счет. Некоторую пользу это принесло, но, чесслово, предварительное ознакомление с конкретными методическими материалами и начальная сдача теоретического зачета была бы куда эффективней. И инструкторам было бы интересней.
Ну да ничего. Все равно доволен. И кроме того, есть дополнительные курсы с углубленным изучением предмета — например, «Оказание помощи детям». Есть вроде курсы по высотной и пожарной подготовке.
Так что спасибо дорогому Центру специальной подготовки при Украинской Службе спасения, за прекрасно организованный уикэнд! Дело было, напомню, под Новый Год. Это было в сто раз круче, чем нажраться на корпоративе, на которые меня все равно никто не приглашает по причине самозанятости и отсутствия живого интереса к принятию спиртосодержащих веществ.
Для скептиков, придерживающихся жизненного принципа 90/10 (90% проблем продут сами, остальные не лечатся), заранее сообщаю: всякие превентивные меры в виде курсов/сбора инфы/тренировок (не только в медицине) — не для вас. Разумеется, вид кишок на проводах и сейчас повергнет меня в несколько угнетенное моральное состояние; но испуг, во всяком случае, пройдет быстрее.
Посему — ходите на курсы, дорогие друзья! Это улучшает психомоторные показатели, укрепляет уверенность в завтрашнем дне, лечит природную мнительность (у которых она есть) и располагает более вдумчиво относиться к зыбкости нашего бытия :)